Погружение в эзотерику. Мемуары, ч.2

Университет

Москва... Мне, домашнему замкнутому подростку, было сущим ужасом оказаться в общаге в компании сверстников. Первое время было только одно желание — сбежать обратно домой. Но, видимо, судьба предполагала, что пора начинать учиться общаться с людьми.

Я стал осваиваться в Москве. Учился общаться. В начале никто меня не любил за грубость и вечно хмурый вид. Но, постепенно, стали появляться друзья. Так сложилось, что интересы у нас были общие, не на последнем месте среди которых были разнообразные практики и эзотерические знания. По-прежнему жажду знаний хоть немного удовлетворяли книги. Я заинтересовался буддизмом и дзеном. Особенно нравились дзенские истории, где всегда в конце ученика били посохом по голове и у него наступало просветление. Пробовали с друзьями бить по голове друг друга — но, к сожалению, после серии попыток пришлось признать, что эффект был незначительный.

Мы чуть ли не жили в магазине «Путь к себе», с завистью глядя на заваленные литературой полки. Читали все — начиная с откровенной эзотерической мути и заканчивая Пелевиным, Гессе, Булгаковым.

Опять повезло с учителями. На одном из самых моих любимых факультативных занятий нам рассказывали обо всем понемножку - о мировых религиях, о творчестве Гурджиева и Кастанеды, читали лекции по сексологии.

МедитацияПод таким всесторонним давлением на психику сформировалась небольшая плотная группа из четырех человек, которые по субботам ездили заниматься медитацией, гимнастикой на позвоночник, цигуном по Сию Минтану и саморегуляцией по Норбекову. Стандартное упражнение — 30 минут в столбе (руки на уровне живота), после которого болело все тело, а руки отваливались от переутомления. Как я сейчас понимаю, стояли, конечно, неправильно — и никто, конечно, не поправлял. Но установки (позвоночник растянут, руки невесомые) были верные.

Кстати, спустя много лет я видел Сию Минтана по телевизору. Не знаю, есть ли у него настоящие знания, но в той передаче он откровенно стебался над публикой. Это возможно в двух случаях: либо человек вообще ничего не знает, либо он знает столько, что ему смешно смотреть на обычных людей.

На занятиях крутили малую космическую орбиту — правда, с неправильным дыханием. На рейки я так и не попал — посвящение в первую ступень стоило приличных денег, а о второй даже думать не хотелось, уж очень дорого. Но, почитал несколько книжек, так сказать, соприкоснулся... Особенно впечатлила меня история-притча о том, что обмен энергией должен быть равноценный — это закон Вселенной.

Мы быстренько сорганизовались внутри нашего маленького клуба, чтобы заниматься в общаге. Я также с упорной настойчивостью занимался в свободное время и дома на каникулах.

Вообще, в то время мы занимались всем, кроме учебы — т. е. собственно того, чем должны были заниматься. Мы играли в настольный теннис и волейбол, пели песни под гитару, продолжали читать кучу сомнительных книжек и обсуждали ночами девочек.

КаратэЯ пошел на каратэ. В отличие от детских занятий в родном городе, здесь каратэ преподносилось не как рукопашный бой, а как идеология, дисциплина и духовный путь. Основное внимание уделялось концентрации и сознанию. Принцип — все движения из живота. Благодаря этому мое тело более-менее привыкло ориентировать себя в пространстве, и вставать в правильные стойки: колено над носочком, спина прямая, копчик подобран... Подобранность копчика, кстати, проверялась тренером неожиданным ударом сзади между ног. При неправильном положении он был достаточно болезненным...

У меня появились журналы о японской культуре, самураях и кодексе чести. Конечно, все эти истории захватывали — благодаря духу людей, которые рассматривают смерть как извечного спутника жизни и потому лишены страха в битве. Настроение самурая — это было волшебной недостижимой сказкой для меня.

Примерно в то же время наш маленький клуб получил книги Кастанеды, которые мы читали по очереди во время лекций под партой... Конечно, сразу же всюду стали мерещиться союзники, духи и старые индейцы. Кастанеда стал серьезным ударом по картине мира, после этих книг восприятие уже никогда не станет прежним.

пустыня СонораСильно заинтересовавшись толтекскими знаниями, я купил несколько попутных книжек, где разжевывались практики, и приводились свои интерпретации. Летом я послал подальше всех друзей и стал усиленно практиковать. Висел на деревьях в хитрой конструкции из канатов. Ходил задом наперед. До умопомрачения созерцал тени. Ходил со скошенными глазами. Бегал ночью в темноте по лесу. Занимался тенсегрити по книжкам. Благодаря этим практикам появилось ощущение присутствия волшебства в жизни. Как писал Кастанеда: «магия у нас на кончиках пальцев». Что как бы протяни руку — и вот оно, чудо! Появилась новизна и смысл жизни.

В то время я считал, что провел за лето полный перепросмотр своей жизни, исписав при этом заметками тоненькую тетрадочку... Я знал кучу практик — чтобы проделать их все хотя бы по одному разу, наверное, не хватило бы дня. Казалось, путь вперед был чист и ясен — практикуй, развивайся.... Но судьба готовила новые сюрпризы...

Продолжение

Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Комментировать

  • Адреса страниц и почты преобразуются в ссылки автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически

Дополнительная информация

ТЕСТ
Проверка, что Вы человек
Image CAPTCHA
зарегистрируйтесь, чтобы не проходить каждый раз эту проверку