Мифы о науке

14 октября 2009 - Olley
Наука

Мы живем в эпоху научного прогресса. И «учёный» — очень почетное звание. Возможно, сейчас оно уже не имеет такого веса в обществе, но вот предыдущее поколение до сих пор очень уважает учёных. В СССР учёным везде была свободная дорога и куча льгот. Даже уже звание кандидата наук открывало многие двери и возможности. Какова же научная кухня "изнутри"? Поговорим о социальной обусловленности науки.

Сейчас, после слов «учёные доказали» можно впаривать народу любую ерунду, и народ поверит. Ну как же, если уж умные учёные пришли к такому-то выводу, то куда уж нам спорить.

Такое положение дел вполне объяснимо. Все блага нашей цивилизации, все наши маленькие радости — телевизор, компьютер, автомобиль — изобретены учеными. Куда ни кинь взгляд, везде можно найти следы всесильной руки учёных. И наша одежда из искусственных волокон, и материалы, из которых делаются мебель, предметы, и инструменты, которыми они делаются, и наши многоэтажные дома — в общем, всё является осколками научно-технического прогресса. Ученые — это боги, от которых зависит благосостояние обычных людей.

Я, как человек, проучившийся много лет сначала на очном отделении МГУ, а потом еще и в аспирантуре этого же ВУЗа, знаю, что такое наука изнутри.

Во-первых, надо сразу развеять миф о том, что учёные — это полубоги. А то у нас в обществе им приписываются какие-то сверхчеловеческие качества. Есть стереотип, что ученые всегда честные, справедливые, высокодуховные люди, для которых истина важнее всего. Да и многие студенты нашего ВУЗа считали себя «элитной молодежью» - только за то, что учатся в Москве. Эта «элита» пыжилась доказать всем свою значимость, называя обычных людей «быдлом», а потом тут же в общаге бухала по-черному и водила своих девушек делать аборты. Вот такие высокие моральные качества.

Я это говорю не к тому, чтобы как-то унизить студентов или учёных, а просто к тому, что они — обычные люди, в основной массе абсолютно такие же, как большинство. Просто у них хорошо развиты умственные способности — но это не дает им никакого права ощущать свое превосходство. Учёные также пьют, часто злоупотребляя, спиртное, и курят. Они также подвержены зависти и соперничеству. У них в семьях бывают скандалы. Они падки на деньги. Они — обычные люди. Нет, конечно, среди ученых есть и выдающиеся личности, и гении — но кто сказал, что их нет среди обычного народа?

Теперь о непогрешимости научных результатов. Считается, что перспективным идеям везде дают зеленый свет. Мол, научное сообщество будет только радоваться, если появится молодой ученый, концепция которого перевернет все представления. На деле это абсолютно не так. Давление авторитетов, особенно на молодых ученых, чрезвычайно велико. И, если человек хочет пробиться с какими-то инновационными теориями, его ждут серьезные препятствия. Корифеи не так-то легко отказываются от своих позиций и признают собственные ошибки. Кроме морального дискомфорта, признание своих ошибок часто так или иначе означает потерю финансирования. О деньгах мы еще поговорим далее. А пока приведу простой пример. Будучи студентами, мы часто выполняли на занятиях лабораторные работы. Так вот, всегда было выгоднее получить ожидаемый результат, совпадающий с теоретическим, чем идти спорить с преподавателем и стоять на своем. Зачастую лабораторные приборы были старые, ненадежные, и выдавали какие-то совершенно невразумительные цифры. В этом случае применялся метод, шутливо называемый среди студентов «подгонометрией» - когда результат подгонялся под ожидаемый. Сообразительный студент быстро понимал, где и как можно слегка подправить цифры, чтобы получить то, что понравится преподавателю. Потому что если ты пойдешь сдавать работу и заявишь, например, что гравитационная постоянная у тебя получилась в два раза меньше общеизвестной, или вязкость глицерина не совпадает со справочной — тебя отправят всё переделывать. А это — и время, и плохая оценка, и грозная перспектива не сдать сессию. Вот и получаются у всех идеальные результаты.

Доходит до курьезов. В интернете описан случай, когда два студента-химика запороли синтез аспирина, получив вместо него какую-то вонючую жижу. Они быстренько сбегали в аптеку, купили обычных таблеток аспирина, растолкли их в порошок и предъявили преподавателю. На что тот задумчиво ответил: «Ну надо же, сколько лет делают работу по этой методике, и у всех получается желтая жижа, а у вас — такие красивые кристаллы». Между тем, случай для студенчества вполне обычный.

Вот так у студентов убивается творческое начало и прививается слепая преданность авторитетам, а также страх усомниться в общепринятой теории.

Подгонкой занимаются и ученые - им идти против авторитетов еще сложнее. Даже если ты исследуешь новую область, а не повторяешь на старую и хорошо известную работу, обычно примерно известно, какие должны получиться результаты. И если они выходят за рамки ожидаемых — это нужно будет объяснить и доказать, и не факт, что поверят и не засмеют. А ведь здесь на кону карьера, ученые степени и звания, иностранные гранты... Я знал ученых — сотрудников МГУ, которые часто понимали абсурдность ряда устаревших положений науки, но предпочитали помалкивать и жить спокойно. Да даже чтобы внедрить на производстве новую более современную и точную методику контроля качества (против которой никто не спорит и все вроде согласны, что она лучше старой), нужно собрать столько формальных бумажек, согласований и тестов, что поседеешь.

А уж замахнуться на таких корифеев, как Ньютон, постулаты которого нам вдалбливают со школы — это надо иметь очень сильную волю. Вот очень интересная статья на эту тему - «Существует ли всемирное тяготение?» Конечно, статья длинная и изобилует научными терминами, но почитать очень рекомендую. Обратите внимание, как на протяжении нескольких веков (!) ученые подгоняли свои результаты, чтобы подтвердить фундаментальную теорию. И до какого маразма доходили поклонники теории, слепо верящие авторитету. Если уж нас дурят в таких вещах, как тяготение, что уж говорить о более сложных и запутанных областях науки? Наука жутко консервативна — более стагнировавшей и загнившей отрасли нашего общества, пожалуй, нет.

Теперь пару слов о непредвзятости и иерархии научного сообщества. Оценка студента на экзамене во многом зависит не от его знаний, а от того, какое впечатление он произведет на преподавателя. Защита диплома уже зависит от рецензии оппонента и от отношения к студенту на кафедре, а также от его взаимоотношений с научным руководителем, и от авторитета руководителя. И чем дальше, тем меньшую роль играют знания, и тем большую — связи и контакты. Так, успех защиты кандидатской диссертации где-то на 70% определяется собственно ее научной ценностью. Остальные 30% - эта политика. Как ты договорился с кафедрой, с рецензентом, с ведущей организацией. Как ты собрал всю бюрократию — справки, бумажки, выписки, как разослал авторефераты. Успел ли ты подсуетиться и вышли ли у тебя научные публикации. Замечу, что большинство научных журналов, особенно зарубежных, уже не платят гонорары, а, наоборот, требуют деньги, чтобы опубликовать статью. Поскольку у большинства аспирантов денег нет, опубликоваться можно либо в непрестижном журнале, либо если у твоего научного руководителя остались где-то старые связи... Вот такой вот парадокс — всем наплевать, насколько интересна, полезна и актуальна твоя статья. Они знают, что она тебе необходима для защиты, и берут за это деньги, потому что тебе некуда деться. Таким образом, решают не талант и ум, а деньги и связи. Наиболее предприимчивые студенты выбирают научного руководителя не потому, что тема этой лаборатории им интересна, а по его авторитету, связям и количеству грантов. Ладно, это мы опять раньше времени отвлеклись на тему о деньгах, но такова жизнь - без денег сейчас никуда.

Идем дальше. Если для кандидатской диссертации соотношение знаний и политики было 70 на 30, то для докторской это уже 30 на 70. Потому что там всяких бумажек, статей, положительных отзывов и одобрения сильных мира науки требуется в несколько раз больше. Ну, а на вершине научной карьеры — академик. В академики выбирают просто голосованием, и про научные достижения вспоминают, только когда зачитывают приветственную речь новоизбранному члену РАН (Российской академии наук).

Я знал человека, который был (и сейчас есть) реально очень умным мужиком, но уже много лет сидел в кандидатах. Я у него спросил, почему он не защищает докторскую — ему это раз плюнуть с такими мозгами. Он ответил, что там слишком много политики. Что пока ты кандидат, ты еще более-менее свободен. Но как только ты стал доктором, система берет тебя в оборот. Тебя сделают членом разных комиссий и научных советов — и ты будешь обязан ходить на заседания. Тебе навешают лекций и преподавательских часов. У тебя увеличатся общественные обязанности. Короче, вместо науки ты будешь заниматься только организационными вопросами и разной бюрократией.

Теперь наконец вплотную поговорим о деньгах. Давно прошли те времена, когда наукой можно было заниматься ради собственного интереса. Вообще, вопрос, были ли такие времена? Леонардо да Винчи искал покровителя, чтобы иметь возможность реализовать свои идеи. Никола Тесла обращался за финансовой поддержкой к Рокфеллеру. Даже два-три века назад свободно заниматься наукой могли позволить себе в основном всякие графы и князья, у которых было солидное наследство. А сейчас учёные занимаются только тем, что финансируется, иначе не выжить. Т.е. работают под заказ. И не от хорошей жизни, а потому, что их поставили в такие условия. Науку полностью перевели на бизнес-рельсы. Наука сама по себе стала дорогим удовольствием. Я уже упоминал выше, что за публикации в журналах нужно платить. Кроме того, надо покупать дорогие приборы (которые тут же устаревают и уже надо покупать новые), дорогие расходники к этим приборам. Доступ к научным статьям и базам данных тоже в большинстве платный. У лаборатории есть шанс получить финансирование и аккредитацию, только если она отвечает всяким дурацким современным требованиям. В переводе на простой язык: если начинка этой лаборатории стоит более стольких-то тысяч (а иногда десятков и сотен тысяч) долларов и если она купила весь набор необходимых справок и разрешений.

Получаемое финансирование тут же уходит на новые приборы и материалы. И получается замкнутый круг, через который проворачивают огромные средства. Только вступив в этот круг и удержавшись «в струе», можно заниматься наукой и иметь более-менее приличную зарплату и современные приборы. Но тут уже не до фундаментальной науки или собственных научных интересов. Будешь делать то, что востребовано, и постоянно доказывать всем актуальность своей работы, а то денег не дадут и не успеешь глазом моргнуть, как окажешься за бортом.

Спонсоры получают все рычаги управления учеными, и не стесняются их использовать в глобальном управлении. Спонсор может приказать: «Продвигайте тему о парниковом эффекте, а то денег не дам. Только чтобы выглядело правдоподобно». И ученые начнут выдумывать и высасывать из пальца липовые доказательства, и фабриковать соответствующие статьи и обзоры. Причем приказать достаточно одному-двум академикам. А уж за авторитетами подтянутся всякие более мелкие ученые, которые растиражируют и разрекламируют тезисы корифея, и придумают сотни новых доказательств и подтверждений. Или, ученым можно приказать: «Докажите полезность прививок от гриппа». И они «докажут», будьте уверены. Они же умные.

Ученые служат финансовым воротилам, а вовсе не высоким интересам типа прогресса общества или поиска истины. Изобретается и публикуется только то, из чего покровители и спонсоры смогут извлечь выгоду. А если ученый случайно изобретет что-то опасное для боссов, открытие быстренько скроют и не дадут о нем узнать широкой общественности. На эту тему слышал поучительную историю. Группа ученых изобрела очень простой и дешевый способ анализа водки. Деталей открытия не знаю (дальше станет понятно, почему), но смысл в том, что можно было взять бутылку водки и за несколько секунд определить, паленая она или нет. Но понятно же, какие деньги крутятся в этом бизнесе. И, естественно, алкогольной мафии не понравилось такое открытие. Ученым все популярно объяснили, приборы и материалы исследования отобрали и настойчиво рекомендовали в эту область больше не лезть, а заняться, например, изучением бабочек.

Науку крепко подсадили на финансовый крючок. А где деньги, там и соперничество, и интриги. Как и везде в нашем обществе, созданы условия дефицита — т. е. денег на всех не хватит. Тем самым манипуляторы вызвали борьбу между научными группами и лабораториями за финансирование и гранты, и реализовали принцип «разделяй и властвуй».

Как Вы думаете, почему все маститые ученые так рвутся стать академиками? Потому что академики РАН у нас в стране рулят научными финансовыми потоками — делят государственное финансирование. Именно они решают, какая лаборатория перспективна и ей можно дать государственный грант, а какая — перебьется. Ну и, естественно, себя и свои научные группы академики тоже не обижают. А задача руководителя лаборатории — подмазать академика, который принимает решения. Тут уже не до науки... Наука? Вы о чем вообще? У нас тут грант горит, надо срочно оформлять документы и подавать заявку! Прямо как сообщество «Геркулес» в романе Ильфа и Петрова. Директор которого так увлекся судебными тяжбами, что искренне удивлялся, когда среди судебных бумаг ему вдруг случайно попадалась рабочая бумажка про лесозаготовку.

Я сам много раз был свидетелем, как пишут огромную заявку на грант, перечисляя достоинства своей лаборатории. Потом получают деньги, и они тут же расходятся. Сколько-то нужно дать кафедре, за «крышу». Сколько-то уйдет на затыкание дыр — ремонт помещения, зарплату сотрудников (которым без грантов просто не выжить), сколько-то на банкет с академиком — благодетелем.... Потом полгода ничего не делают, так как денег и талантливых сотрудников все равно не хватает, да и куча других дел: педагогическая нагрузка (с преподавателями беда), старые хвосты, еще несколько научных тем и еще несколько грантов в очереди. А потом в последнюю неделю в жуткой спешке расписывают большой отчет на тему того, как это должно было быть и какие результаты якобы получились. Остатки денег уходят на банкет для проверяющих чиновников — чтобы отчет о потраченных средствах прошел гладко. И это наука? Это непредвзятый результат? Это научный прогресс? Зато все довольны и в отчете есть несколько красивых фраз о практической пользе работы.

Теперь о моральной стороне науки — хотя, тут в общем все понятно уже. Вся наука на протяжении многих веков организована таким образом, что она манипулятивна — т. е. пытается придумать новые и новые способы манипуляции природой и человеком с целью извлечения выгоды. Наука основана на разделенности сознания: я здесь, а окружающий мир там. И я должен на него воздействовать, извлекать, манипулировать, экспериментировать. Последствия неважны, потому что в этой модели нет связи между ученым и остальным миром. Что мы теперь имеем — массу оружия, огромные экологические проблемы и тупик технократической цивилизации. Фраза «что бы не изобретал ученый, у него в итоге все равно получится оружие» - не далека от истины. На оборонку так или иначе работают примерно 80% ученых — может, больше. Могу даже сказать так — ни одно изобретение учёных не принесло пользы. Ни одно. Ну, то есть, с точки зрения удобства и комфорта польза есть — электрический свет, теплые жилища, всякие полезные мелочи... Но в этом ли смысл жизни? Если хоть на секунду принять, как гипотезу, что смысл жизни состоит в накоплении опыта, то становится понятным, о чем идет речь. Зачем нам эти протезы в виде мобильных телефонов, телескопов, самолетов и прочее? Не для того ли, чтобы подавить врожденные способности к телепатии, телепортации, ясновиденью и прочие? Да и не стоит забывать, что любые блага цивилизации не заберешь с собой в могилу. Там, за смертной чертой, технологии не работают и не имеют никакого значения. И о том, что мы будем делать после смерти, стоит задуматься еще при жизни, прежде, чем продать свои мозги очередному финансовому воротиле.

Комментарии (1)

28 октября 2011 - Гость David
А я получил от Бога учение по подготовке населения ко второму пришедствию Христа. Теперь понимаю почему мне не верят. У меня действительно нет авторитетного научного земного руководителя. Так и передам Богу. Помолюсь, чтобы прислал мне его. Ответить

Добавить комментарий